Editorial material - Редакционный материал

  • Весна началась с двух популярных сибирских архитектурных тусовок: в начале марта Иркутск проводил молодежную Архбухту (8), а в конце того же месяца Новокузнецк устраивал горнолыжный Архигеш (12). Выявили чемпионов и сосредоточились на городской среде, самой модной теме сезона. Когда еще, как не весной, озаботиться состоянием городской среды вообще и благоустройства в частности: сходит снег, и обнажаются все «красоты» рельефа поверхностей. Одновременно от зимней спячки просыпаются подрядчики и готовятся осваивать выделенные бюджетом средства. Горожане (теперь сами!) выбирают, на какие общественные пространства их направить.

    Итак, интерьер города. В апреле малые города и...

  • Обсуждаются проблемы, связанные с интерпретацией города как дома. Тема интерьера увязывается с исторической памятью, устойчивостью городской жизни. Поднимаются вопросы иркутской и сибирской идентичности. Предлагаются пути организации монументально-декоративного оформления Иркутска.

  • Elena Grigoryeva
    59-59

    Из чего сделан город? Какие его составляющие зависят от нас, архитекторов, горожан, а какие неотъемлемы, даны судьбой, историей, географией? Александр Раппапорт рассуждает о том, почему Небо, почти естественный элемент любого пейзажа, в русском пейзаже становится специфическим элементом и символом, впитывающим в себя и историческую судьбу, и утопическую перспективу духовного развития и отличается от немецкого, французского, английского или китайского неба (60).

    Елена Багина озабочена судьбой Бульвара и Площади вообще и в Екатеринбурге – в частности. По ее мнению, эти важнейшие элементы городского интерьера близки к исчезновению (66, 70). Тем временем
    Петра Капустина...

  • Обсуждаются вопросы идентичности Иркутска. Отмечаются те процессы, которые могут способствовать ее формированию. Анализируются узловые проблемы, связанные с «иркутскостью», деревянной архитектурой, разработкой и реализацией новых проектов, затрагивающих исторический центр Иркутска.

  • Konstantin Lidin, Elena Grigoryeva
    95-95

    Испокон веков люди разрисовывали и расписывали стены городских домов. Однако с шестидесятых годов прошлого века изобретение маркеров, а затем – спрей-красок позволило самодеятельным муралистам покрывать фресками огромные площади. Граффитисты из маргинального и полукриминального элемента превратились в заметный фактор создания городского интерьера. Явление, масштабность которого сравнима только с его неоднозначностью. Что такое граффити – вандализм и абсолютное зло или проявление стихийного гения? Запретить его или охранять как культурное наследие новейшего времени? В мае Мосгордума приняла закон о регулировании граффити, а незадолго до этого шесть постоянных авторов ПБ высказали свое...

  • Elena Grigoryeva
    113-113

    Итальянский триптих Леонида Салмина погружает нас в интерьер городов юга Италии, где пространства тесны и обжиты горожанами давно и полностью, а над выставленными на тротуар или даже на проезжую часть креслами и столиками реют флаги приватности – простыни и пододеяльники (114). После жаркой Сицилии и Неаполя переносимся в сказку туманного Лондона и вместе с Ольгой Смирновой, известной прекрасной сказочницей (120), побываем на файв-о-клоке в Челси у миллионерши. И сразу следом – большой материал Георги Станишева о Руди Риччиотти, архитекторе, в работах которого интерьер города плавно и незаметно перетекает в интерьер здания, а мосты соединяют фрагменты города, как межкомнатные двери.

Book review - Обзор книг

  • Книга посвящена жизни и творчеству Иосифа Юльевича Каракиса, одного из талантливых украинских зодчих советского периода, автора множества зданий, ставших впоследствии яркими историческими свидетельствами архитектуры советского периода. Показано, что Иосиф Юльевич оставил о себе память как о талантливом педагоге, мастере архитектуры, обладавшим не только глубокими и устойчивыми профессиональными принципами, от которых он не отказывался даже в годы сильного идеологического давления, но и принципами человеческими, заставлявшими его принимать решения согласно своей совести, а не «требованиям момента», что подчас кардинально влияло на его судьбу.

Items about an individual - Материалы о личностях

  • В статье автор на основе собственных архивных и натурных исследований рассматривает творчество малоизвестного русского архитектора, более 25 лет работавшего в Циндао и осуществившего там огромное количество проектов и построек. В результате обследования застройки Циндао автором были выявлены более десяти построек В. Г. Юрьева, в том числе и сохранившиеся до настоящего времени его собственный дом, здание океанариума, замок газетного магната М. Лембича, церковь Святого Павла и другие работы. Рассматриваются типологические, композиционные и стилевые особенности выявленных построек.

Short articles - Краткие статьи

  • В парадигме социального конструкционизма рассматриваются взаимосвязи восприятия города и посвященного ему литературного творчества, а также зависимость литературного творчества от места жительства автора. Делается попытка саморефлексии творчества автора книги.

  • Граффити на стенах домов – признак болезни общества, порождающей безразличие к архитектуре. Толерантное отношение к граффити приводит к деградации городской среды.  Попытки «приручить» райтеров малоэффективны.

  • Дается антропологическая зарисовка образа городской среды и особенностей быта на примере исторической части Лондона и посещения одного из исторических жилых зданий. Описывается характер взаимодействия коренных жителей Лондона с туристами и гостями.

Articles - Статьи

  • Глобализация и рост миграционных потоков создают множество примеров того, как традиционный образ жизни может быть разрушен «пришельцами». Для того, чтобы регулировать повседневное поведение людей, бурно развиваются ненасильственные методы управления. Интерьер города рассматривается как среда, активно влияющая на поведение горожан. Роль архитектора, таким образом, распространяется на область социально-психологического управления массового поведения людей.

  • Упрощенная схема истории отечественной архитектуры ХХ века при детальном рассмотрении биографий профессионалов первой половины ХХ века обнаруживает свою условность и несостоятельность. Традиции классицизма, которые сохраняли до середины 50-х годов старые мастера – выпускники Императорской Академии художеств и Института гражданских инженеров утрачены. Вместе с традициями утрачен и профессионализм. Разруха и хаос в городской среде – логическое следствие.

  • Около ста лет назад архитекторами была предпринята попытка сделать ставку на «правдивость выражения» в архитектурной форме чего-либо, в т. ч. и внеархитектурного. Она не дала убедительных результатов, продемонстрировав ложность, (если не лживость) исходных постулатов. Архитектура уходит от «внешней» объективистской детерминации: она сама есть источник смыслов и эмоций. Это означает и признание театрализации в качестве базовой стратегии архитектурного действия, какие бы формы и приемы ни использовались при этом. Стратегии, осуществляющейся уже столетиями и имеющей несколько разновидностей, основное различение которых осуществляется в статье.

  • Небо – элемент любого пейзажа. В русском пейзаже небо становится специфическим элементом и символом, впитывающим в себя и историческую судьбу, и утопическую перспективу духовного развития. Поэтому русское небо отличается от немецкого, французского, английского или китайского. Небо – архетип всякого пятна. Русский пейзаж обнаружил в пятне неба драматический синтез натуральной метеорологии с человеческими чувствами. Такого тревожного неба не было в живописи ни у кого.

  • Elena Bagina, Arina Leizerova
    66-69

    Бульвар рассматривается в исторической перспективе – от конца XVIII – начала XIX веков до XX века. Подчеркивается изменение культурных функций бульвара и ритуалов поведения людей. Описывается феномен фланёрства. Уничтожение бульварной культуры авторы связывают с демократизацией общества и развитием транспорта в первой половине ХХ века. Подвергается обоснованной критике современная практика проектирования бульваров. Возрождение бульваров связано с поиском новых форм, соответствующих современной культуре.

  • Метаморфозы общественной жизни в ХХ веке на территории СССР происходили так стремительно, что была прервана «связь времен», которую поддерживала архитектура площадей. Имперские площади советского периода в России, образовавшиеся на месте площадей, где стояли кафедральные соборы, утратили свое прежнее предназначение и не обрели новой жизни. Попытка искусственно их оживить не имеет успеха в силу многих причин: гигантский масштаб, перегруженность транспортом, отсутствие мест притяжения, новые здания, не соответствующая характеру прежней застройки и композиции. Установка качелей-каруселей-скамеек не спасает, а лишь подчеркивает неорганичность такого дизайна. Площади в новых жилых массивах...

  • Petr Kapustin
    76-79

    Происхождение обелиска загадочно. Он, как и немалое количество другого в истории нашей цивилизации, появляется сразу и в совершенной форме, без всякого генезиса и родовых мук. Как и великие пирамиды, он возникает «ниоткуда» в цельнокаменных конструкциях, в монолитах, а потом, как и они, деградирует до кирпича, досок и кладбищенской жести.

  • Излагается авторская интерпретация значений и смыслов важных элементов архитектуры – порога и портала. Используя образы и приемы мифосимволики, этнографии, поэтики архитектуры, феноменологии пространств и субстанций, автор делает попытку уйти от функционально-типологических представлений и описаний архитектуры.

  • Alexander Rappaport
    96-99

    В статье подчеркивается противоречивый характер восприятия граффити, что не объясняет этот феномен городской жизни. Содержательные художественные высказывания и конструкции граффити остаются вне беспристрастного анализа. Граффити вторгаются не в мир горожан, а в предметную среду города как голос извне, трансцендентный по отношению к ней. Граффитисты – дети большого города, не чувствующие себя в нем полноценными гражданами и старающиеся придать городу признаки своего места. Невидимость авторов и зрителей современных городских граффити можно истолковать  как альтернативу СМИ, в которой электронная коммуникация скорее разделяет, чем сближает актеров и зрителей.

  • Граффити как массовое явление возникли на волне протестных молодежных движений конца шестидесятых годов и долго несли на себе груз агрессивных эмоций. Сегодня внутри граффити сформировались течения, несущие позитивный эмоциональный заряд. Такие граффити используются для изменения настроения и поведения людей во многих странах мира. На примере иркутского граффитиста Мастера Бо (Карташова) показано, как «клеймо» бунтаря и вандала мешает художнику создавать позитивно настроенные граффити в Иркутске.

  • Street-Art как часть современной городской культуры представляется одним из способов формирования образов идентичности «места», средством преобразования среды и повышения ее уникальности. «Урбанистический характер» уличного искусства задает разнообразие форм его проявления, широту спектра распространения и неоднородность состава участников процесса, включая авторов – профессионалов и любителей, неограниченный круг горожан и гостей города.

  • Размышляя о чувстве интерьерности городской среды, мы неизбежно обращаемся к опытам переживания пространства, в которых взаимодействие человека и города выстраивается как эмоциональное со-бытие. Человек пребывает внутри, в центре особого энергетического поля, архетипически проживаемого как ДОМ. Тело человека и тело города образуют тесное единство, глубинные смыслы которого неизбежно проявляются в повседневных практиках городской жизни.

  • Всемирную славу Руди Риччиотти принесли проекты, относящиеся к переходным зонам. В первую очередь это мосты и культурные центры с прозрачными, ажурными фасадами, выплескивающиеся в городскую среду и впускающие среду внутрь здания. В работах этого поэтичного мастера интерьер города плавно и незаметно перетекает в интерьер здания, а мосты соединяют фрагменты города, как межкомнатные двери.

    Для современного горожанина, живущего в искусственной среде, пространство города за пределами квартиры или офиса воспринимается как среда относительно естественная, не подлежащая полному человеческому контролю. В пространстве города бывает дождь и снег, могут встретиться не вполне одомашненные...

  • Рассматриваются проблемы «вызова», сделанного новым московским парком ортодоксальным представлениям о городских зеленых пространствах; необходимости осознанных синергетических усилий стейкхолдеров при создании городских объектов высокой сложности; допустимости яркого инновационного местостроительного решения в сердце исторической Москвы. Позитивно оцениваются корректное залечивание «дыры в пейзаже», существовавшей в Зарядье; организация нового пешеходного фрагмента набережной Москвы-реки; создание насыщенной разнообразными видовыми возможностями среды, адекватной сегодняшнему «человеку селфи».Критически разбираются соотношение новых структур парка и исторической застройки улицы...

Short reviews - Краткие обзоры

Reviews - Обзор